Лиза Джервис. «Старый враг в новой шкуре:

Лиза Джервис. «Старый враг в новой шкуре: как изнасилование на свидании превратилось в «серое изнасилование», и почему это опасно».

Термин «серое изнасилование» стал популярным после сексистской статьи в Cosmopolitan, которая определяла его как «секс между согласием и отрицанием». Он регулярно используется для описания именно тех случаев, о которых немало говорилось выше – случаев, в которых жертва изнасилования не вполне понимает, что случилось, потому что происходившее принуждение попадает в рамки допустимого с точки зрения культуры изнасилования. Ее «уламывали», пока она не согласилась, хотя не хотела секса; или она была нетрезва и не могла четко и уверенно отказаться; или насильником был ее постоянный партнер, и она не стала отказываться из-за его эмоционального давления и из-за более широкого социального давления, которым окружен секс в постоянных отношениях. «Серым изнасилованием» называют насилие неочевидное, маскирующееся за поведением, которое считается допустимым, или вызывающее у жертвы сомнения в том, как именно трактовать произошедшее. Этот термин используется как прессой, так и политиками, и силовыми структурами в основном для того, чтобы переложить ответственность на жертву.

Женщины, ставшие жертвами такого насилия, зачастую не могут назвать его изнасилованием, потому что как будто бы согласились на секс сами. Они испытывают чувство вины и стыда, обвиняют себя в произошедшем, и боятся, что никто не поймет их. Более того, они опасаются стигмы «изнасилованной», которая якобы подрывает их представление о себе как о сильных, самостоятельных женщинах, и в то же время боятся, что их обвинят в том, что они якобы пытаются «сделать из мухи слона», что они «сами напросились» и «сами виноваты». Любой специалист по работе с жертвами насилия знает, что чувства вины и стыда часто возникают у жертв. Это происходит потому, что культура изнасилования возлагает на них ответственность за произошедшее, да и сам насильник нередко говорит им, что это их вина – они так были одеты, так выглядели, так себя вели, что он не мог удержать себя в руках, и вообще, они этого хотели. Также это происходит потому, что в доминирующей культуре представляется, будто изнасилование – это когда незнакомец выпрыгивает из кустов с ножом, а отсутствие согласия – это когда жертва кричит и сопротивляется изо всех сил. [На практике подавляющее большинство изнасилований совершается людьми, которых жертва знает – мужчинами, с которыми она идет на свидание, друзьями и родственниками, любовниками и мужьями; жертва часто считает происходящее до какого-то момента неудачной шуткой или просто отказывается принимать то, что близкий человек может так с ней поступить, и даже когда она понимает, что не желает происходящего, то бывает парализована шоком и просто не может кричать и сопротивляться.]

Джервис демонстрирует, как использование термина «серое изнасилование» способствует усилению стигмы, дополнительно травмирует жертву, мешает ей исцелиться, и в то же время защищает насильника. «Серое изнасилование» — это фигура умолчания, в которой изнасилование представляется как бы ненастоящим, подвергается сомнению, и в центре внимания оказывается не насильник, а жертва – ведь это она интерпретирует «нормальный» секс как изнасилование, якобы из запоздалого стыда и неудовольствия; в конце концов, она ведь не сопротивлялась в момент секса? Этим термином любят манипулировать те, кто пытается оправдывать насильников, или предпочитает рассматривать сексуальное насилие как редкие и уникальные случаи крайнего насилия, отвергая систематический характер и многочисленные разнообразные формы, которые оно принимает.

К тому же его регулярно используют для того, чтобы указывать женщинам на их якобы неправильное поведение и стыдить за «блядство», которое можно найти в чем угодно: они не так себя ведут, слишком вызывающе одеваются, флиртуют и занимаются сексом, а потом испытывают «естественный» стыд и обвиняют мужчин в изнасиловании. Обвинение женщин в «блядстве» — еще одна сторона обвинения жертвы, которая в то же время лишает женщин права на сексуальное желание и сексуальную свободу. Там, где мужчина может вести себя как угодно и делать что угодно, женщин постоянно загоняют в узкие и противоречивые рамки «пристойного» поведения. Джервис критикует термин «серое изнасилование», потому что его приверженцы утверждают, что причина изнасилований — флирт и случайный секс, и что женщины, которые после секса заявляют, что не хотели его, виноваты сами. Возражая им, Джервис говорит: «Причина изнасилований – насильники и культура, которая их создает своими конфликтующими посланиями и двойными стандартами».

——————
Ольга Бурмакина подробно пересказывает статьи из книги «Да значит да: видение женской сексуальной силы и мира без изнасилований» под редакцией Жаклин Фридман и Джессики Валенти. Сборник посвящен культуре согласия — феминистской альтернативе культуре изнасилования. Все тексты по тегу

Опубликовано в рубрике Тело

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *